Методическая
работа
учителя

Навигация
Рубрики
Популярное
Бесплатные тесты

Для бесплатного тестирования -
нажмите на картинку

Дешевый хостинг
Панель сайта
Логин:
Пароль:

Забыли пароль? Регистрация
Наши посетители
Свидетельство о регистрации СМИ
Эл № ФС77-55064 от 14.08.2013 года

Методическая работа учителя » История образования » Учить по Песталоцци

Учить по Песталоцци

«Что я намеревался сделать?», «Что делаю?», «В чем буду поощрять?», «Что – запрещать?» и, конечно же «Как убедиться в том, что мои действия не противоречат природе ученика?» – вот те основные вопросы, которые обязан задать себе учитель, взявший на вооружение принципы педагогики Песталоцци.

Опытный воспитатель, не раз проверивший на практике идеи и теории Песталоцци, вероятно, не испытает особых трудностей: он (воспитатель) давно знает своих подопечных, способен улавливать малейшие перепады их настроения; определять нужды, склонности; сопереживать, если возникают трудности, и радоваться – когда имеют место успехи. Более молодым коллегам подсказкой может служить незатейливый, но действенный «маячок»:  если дети не проявляют в процессе учебы инициативы, внимания, способности сконцентрироваться… Если – позволю себе вставить парочку подмеченных мною закономерностей – не задают вопросов, не перебивают и не «пробуждаются» в ответ на провокацию (шутку, загадку, предложение). Если, в конце концов, несмотря на явные, кажется, старания со стороны учителя, вместо такого желанного взаимопонимания возникают лишь конфликты – занятия проходят ВОПРЕКИ природе ученика, то есть вообще не имеют смысла.

Думаю, у каждого из нас, преподавателей-профессионалов, найдется немало жизненных примеров подобного «детского бунта». Наверняка, многие готовы предложить собственные примеры и причины его возникновения – это неплохая тема для открытой дискуссии. Позволю себе пока заострить внимание читателя только на одном немаловажном  факторе  – несоответствии возраста учащихся выбору материала или метода обучения.

Учебные планы и программы, определяемые чиновниками, часто не имеют ничего общего ни с жизненными реалиями, ни с интересами тех, для кого, собственно, и предназначены; тем более не рассчитаны на учет индивидуальных особенностей контрагентов учебного процесса. Признанные обязательными пособия, с попадающимися время от времени грубыми ошибками, наполнены содержимым, непонятным для детей и не пробуждающим желание его осиливать (это при условии, что мы  на минуту абстрагируемся от возможной некомпетентности учителя). Ситуация усложняется в младшей школе, где процесс обучения для наибольшей его эффективности изначально должен строиться на ощутимости знания (если таковой термин применим в принципе; но уверена - любые дополнительные пояснения в данном случае будут излишними).

Что же получается в реальности? Учителя и родителя гордятся тем, что совместными усилиями в классах все чаще появляются «супернавороченные» плазменные экраны, на которых так хорошо видны, например, математические знаки и формулы, мало что – скорее, ничего – детям не говорящие! К малышу на определенном этапе понимание приходит путем чувственного восприятия – а об этом наша школа забыла напрочь.

Тоже самое  касается и обучения языку. Родители, сами в большинстве своем толком ни одного не знающие, с умилением наблюдают за тем, как их чадо, носом до парты еле достающее, аккуратно в тетрадке выводит иностранные слова. Быть такого не должно. Грамматика – дело времени и осознанного ее восприятия. Ребенку лет до двенадцати вообще может оказаться недоступной. Чтение – да (желательно предварительно определиться с «обязательной программой»). Игра – с целью донести до юного существа все богатство языка, его красоту и неповторимость – однозначно. Пополнение словарного запаса, одновременное развитие памяти и речевого аппарата, возможно, ораторского и актерского мастерства путем декламации и инсценировок – конечно! Но не зазубривание бесконечных правил при полном естественном для определенного возраста непонимании, как, когда и зачем их нужно применять!

Это я еще ничего не сказала об уроках истории и географии, которые, по собственному, на этот раз, материнскому, опыту (имею право утверждать) у ученика 5-6 класса ничего, кроме отвращения, вызвать не могут. Как не бессмысленное зазубривание дат – так высот с широтами. А ведь соответствующие занятия можно сделать такими живыми, увлекательными! Как-то, не выдержав скудности предлагаемого материала, передала школьному педагогу (?!) диск с электронными версиями исторических учебников, энциклопедий, пособий – ярких, красочных, наполненных живым материалом. Она вернула мне его в тот же день, даже не посмотрев. В ЕЕ учебном процессе такие излишества не нужны!
Как вы думаете, был ли у кого из учеников шанс на  хорошие отметки?!

Принцип «развитие способностей», вроде бы и не требует особых пояснений. В каждом из нас заложен определенный генетический набор, к сожалению, ограничивающий наши природные данные в той или иной степени. Часто определить «высоту потолка» дано только учителю, ибо родители а) по вполне понятным причинам субъективны; б) не являются профессионалами в сфере воспитания.

В качестве примера приведу ситуацию еще из моей школьной жизни. Учились у нас в классе два друга – не разлей вода, дисциплинированные и вежливые отличники-только-по-поведению-и-физкультуре. Ну, не давалась им математика с русским, хоть убей. Зато как парту отремонтировать – равных им не было.

Вот об этом и рассказывалось на родительском собрании всем мамам, папам и временно присутствующим одноклассникам. А не о том, что они опять  синус с гипотенузой перепутали.

Не таким очевидным оказывается «принцип независимости». Песталоцци предлагает практикующему учителю перед уроком задать себе вопрос «Какую способность (умение) я хочу пробудить (активировать, подкрепить) в данный момент?» и «Достиг ли я намеченной цели?» – по окончанию занятия (особое затруднение вызывает необходимость охватить вниманием всех учеников). Если ответ отрицателен – рабочее время прошло впустую.  

Второй момент, непосредственно связанный с принципом независимости – необходимость дифференцировать знания и способности. Совершенно очевидно, что у человека, переполненного знаниями и неспособного их применить, крайне мало шансов оказаться востребованным обществом. Информация   в чистом виде – не помощница в завоевании места под солнцем, хотя бы потому, что без постоянного применения, анализа, отбора устаревает и/или забывается.  

Поэтому Песталоцци однозначно подчеркивает приоритет  способности, подчиняя ей  знания. За примером, как говорится, далеко ходить не нужно: сколько бы дети ни учили в школе украинский язык под страхом провала сдачи внешнего тестирования, грамотных людей больше не становится, поскольку общение вне школ – по крайней мере, на Востоке и *в центральной части Украины* – происходит, преимущественно, на русском. С таким же успехом можно изучать правила вождения, лежа на диване, и ощущать сладость чая – вприглядку.
Таким образом, по окончании урока хороший учитель обязан осознать: зазубрили ли его ученики теорему Пифагора или – о счастье! – могут теперь с помощью нее и веревки построить прямой угол?  Сумеют ли найти частное от деления двух чисел, не запомнив его наизусть, а рассчитав «в столбик»? Или описать ландшафт, просто увидев некую область на карте?
Если нет… Нужно практиковаться. Еще раз и еще. Придумывая новые подходы и творческие методы. Пока не получится. Не дойдет до автоматизма, то есть до полной независимости.

В настоящее время во многих западноевропейских странах система образования строится на максимальной «заботе» о ребенке: он не должен перетруждаться, поэтому не нужно заставлять его концентрироваться на выполнении определенного задания. Песталоцци с этим точно не согласился бы. Именно активность ученика он считал ключом к успеху; для ее достижения от педагога требовались любовь к ребенку, принятие его индивидуальности, желание поощрять, а также собственная заинтересованность в выполнении поставленной задачи.

Песталоцци выступал против ложных обещаний и запугивания как средства повышения эффективности  учебного процесса;  не признавал оценок – как ни странно, его ученики и без них добивались хороших результатов.

Не думаю, что кто-либо будет спорить, если я позволю себе утверждать: деятельность нашей школы была бы гораздо более «производительной» и популярной среди молодого поколения, если бы ученики имели возможность концентрироваться на тех задачах, которые важны для них самих. В таких условиях, при грамотном поведении со стороны учителя, обязательно срабатывают принципы взаимовыручки и взаимной поддержки; можно быть уверенным, что писать и читать научатся даже те, кто изначально к этому вовсе не стремился.

При этом остается время на развитие индивидуальных умений, предоставляющих их владельцу возможность гордиться своими успехами. Такой принцип организации жизни класса (группы) наполняет учебный процесс радостью; сближает детей и педагога. Учитель, в свою очередь, развивает понимание особенностей детской психологии, усовершенствует приемы общения с детьми, видит реакцию на свои идеи и получает обратную связь, стимулирует творчество и фантазию  у воспитанников.

Дети – они интуитивно чувствуют неравнодушное отношение к себе и умеют быть благодарными.
Дело – за нами.
Мы – готовы?

Комментарии

Поделитесь своим мнением!

Ваше Имя:

Ваш E-Mail:

текст вашего сообщения:

Вопрос:
Самая северная точка земного шара?
Ответ:*
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код


Введите код:


Быстрый поиск
child-free, Домострой, ЕГЭ, Закон об образовании, ЛПЗ, Песталоцци, Петр I, ФГОС-3, английский язык, аттестация, возраст, воспитание, вуз, интеллект, интерактивная доска, история образования, класс, классный час, колледж, конфликт, лидерство, математика, метод проектов, методические указания, мировоззрение, музей, образование за рубежом, образовательное учреждение, подработка учителю, профобразование, профориентация, психология цвета, репетитор, реформа, социальные гарантии учителям, социология, стиль деятельности, урок, школа сегодня, экскурсия

Показать все теги